Созидание и украшени

Храм преподобного Симеона Столпника упоминается в архивных материалах с 1624-1625 годов. Здание было выстроено на месте древнего, скорее всего, деревянного храма, стоявшего здесь со времен Бориса Годунова. На храмовой иконе преподобного Симеона Столпника имелась надпись — «лета 7132» (1624 год по современному летоисчислению). Современное каменное здание выстроено в 1676-1679 годах на средства казны царем и великим князем Федором Алексеевичем.

В архивах храм вначале именуется по главному престолу — Введения во храм Пресвятой Богородицы, что «за Арбатскими вороты в Поварской улице». В храме также имелись приделы во имя преподобного Симеона Столпника и святителя Николая (с 1715 года), который в 1759 году был переосвящен во имя святителя Димитрия Ростовского. В дальнейшем храм назывался храмом преподобного Симеона Столпника на Дехтяреве огороде, на Арбате, у Арбатских ворот или на Поварской.

Земельный участок под церковными владениями и владениями причта занимал довольно значительную площадь на пересечении Большой Молчановки и Поварской улицы.

Храм относится к так называемым «огненным» храмам, которые возводились в Москве с середины XVI века (церковь святителя Николая в Пыжах, Знамения у Петровских ворот, Введения Богородицы во храм в Садовниках).

В течение XVII-XVIII веков здание не раз перестраивалось и обновлялось. В 1735 году рачением князя И.А. Голицына в память его усопших родителей был восстановлен и заново освящен придел святителя Николая, в 1738 году обновлялся престол, жертвенник и мост, а в 1798 году — алтарь.

Когда в сентябре 1812 года французы вступили в Москву и принялись за разграбление города, они не пощадили и церкви. Не избежал плачевной участи и храм Симеона Столпника. По данным Московской Консистории, он, как и многие другие столичные храмы, обгорел во время пожара.

Священнослужители во главе с настоятелем Стефаном Никитичем Поповым и прихожане с усердием и любовью принялись за восстановление обгоревшей и оскверненной святыни. В архивах сохранилось «Дело об освящении церкви Симеона Столпника, что на Поварской» 1812 года. К 1818 году удалось полностью восстановить и владения причта, также обгоревшие во время пожара.

Как выглядел храм преподобного Симеона Столпника на Поварской к концу XIX века, можно узнать из метрики 1887-1891 годов.

 [Церковь] <…> каменная <...> квадратная, одноэтажная. Алтарь главной церкви с одним полукружием. <...> Вышина церкви 10 саженей, длина 16 саженей и 1 ½ аршина, ширина 8 сажень и 1 аршин. [Построена] из кирпича. Стены выкладены сплошною кладкою. Связи в стенах железные. Наружные стены гладкие. Есть карнизы в виде поясков на трапезной церкви, а на настоящей церкви между поясками есть зубчики. Кровля шатровая, на трапезной церкви в два ската <…> вся из железа, выкрашена краскою. Подзоры железные. Кровля старая. Фонарь на сводах глухой.

Глав на всей церкви с колокольнею — 9, из них 5 большого размера находятся над срединою настоящей церкви, остальные над тремя алтарями настоящей и трапезной церкви и над колокольнею. Главы покрыты белым железом. Кресты на главах медные, осьмиконечные, с цепями, спускающимися к главам.

Окна широкие, квадратные. В главном алтаре одно окно, и по одному окну в каждом из двух предалтарий. В алтарях трапезной церкви по два окна и все окна в один свет, с прямыми перемычками. Наличники у окон гладкие из кирпича. Окна прямые с отливами внутрь. У окон решётки железные, крашеные.


Дверей входных четверо, из них одни  ападной стороне церкви, двое — на северной и одна — с южной стороны. Все двери железные. Прежде существовал вход с северной стороны в виде крытой галереи, который наглухо заложен неизвестно когда. Паперть устроена с одной стороны. Церковь внутри устроена в виде квадратной палаты. Алтарь от храма отделяется только в настоящей церкви каменною стеною с тремя пролетами. Приделов в церкви два. Западный притвор — трапезной — устроен в виде палаты, от храма отделяется глухою стеною с одним пролётом в виде арки.

Своды устроены в настоящей церкви четырехсторонние, опираясь на стены, соединенные вверху железными связями. Своды трапезной церкви в одной части шатровые, в другой полукруглые, и как те, так и другие опираются на два столба.

Среди трапезной церкви поставлено два столба, четверогранные, гладкие, без карнизов. На каждом из них имеется по одной впадине для образов. Решеток кругом их и лавок нет.

Пол лещадный как в алтарях, так и во всём храме с притвором.

Алтарь в настоящей церкви троечастный, разделённый двумя арками. В правом предалтарии находится ризница, в левом предалтарии — жертвенник. Своды в алтаре лежат на стенах. Окон в алтаре и предалтариях три.

Помост в алтаре выше помоста храма на одну ступень.

Два придельных алтаря одночастные, каждый о двух окнах, с полукруглыми сводами.

Все три престола деревянные, без возвышений от помоста. Престолы квадратные, в настоящей церкви — 1 ½ аршина, в трапезной церкви — 1 аршин и 4 вершка.

Иконостасы нового устройства, резные, из дерева, резьба помещена на золотом поле в виде веток, звёздочек и т.п. В настоящей церкви иконостас четырехъярусный. Царские двери, состоящие из двух створок, гладкие, золочёные, местами покрыты резьбою. Форма верхушек царских дверей в настоящей церкви прямая, гладкая, в трапезной — на одних изображение чаши, на других — лучи образного сияния. Иконостасы трапезной церкви в три яруса.

Солея пред алтарём от одного клироса до другого каменная, выше помоста храма на одну ступень и от последнего решёткою не отделена.

В настоящей церкви амвонное место выделяется из солеи и сделано из белого камня. Сени над ним нет. Клиросы одной стороной примыкают к стенам церкви, другие стороны, боковые, сделаны из балясника, задние глухие, с вставленными в них иконами. Особых в них украшений нет.

Колокольня построена в одно время с церковью и из такого же материала. Форма её от основания квадратная, а верх в виде башни. Каких-либо изображений и надписей нет.

Колоколов всех восемь. На одном надпись: «Лета 7185 августа в 3 день вылит сей колокол при державе Великого Государя и Великого князя Феодора Алексеевича всея Великой и Малой и Белой России самодержца. Лил сей колокол мастер Маторин».

Стены церковные расписаны живописным письмом. Церковь настоящая расписана вся, трапезная только местами, в сводах <...>.

О внутреннем убранстве и духовной атмосфере храма можно судить по заметке в «Московских епархиальных ведомостях» за 1871 год:

<…> Местные иконы в главном храме совершенно залиты золотом: на правой стороне — изображение Господа Вседержителя в короне, разукрашенной драгоценными камнями, на левой — образ Введения во храм Пресвятой Богородицы, и здесь корона на главе Симеона Богоприимца. Как горит золотом иконостас, так в противоположность золоту превосходная итальянская живопись обращает на себя внимание на клиросных иконах. Два события церковной истории: Преображение Господа и Успение Пресвятой Богородицы — изображены великолепным стилем современной живописи; на обеих сторонах этого главного храма древняя византийская живопись в смеси с суздальскою оттеняет значение современного искусства <…>

История донесла до нас имена иереев, диаконов и других причетников, в разное время служивших в храме преподобного Симеона Столпника. В архивных документах сохранились сведения об иереях Родионе Михайлове, Григории Семионове (Семёнове), Василии Иосифове (Осифове), Михаиле Фёдорове, Андрее Михайлове, Андрее Григорьеве, Иоанне Святославском и Михаиле Миртове; протоиереях Стефане Никитиче Попове, Алексее Ивановиче Соколове, Василии Богословском, Михаиле Дмитриевиче Успенском и Онисифоре Романовиче Краснокутском; дьяконах Никифоре, Филиппе Герасимове, Симеоне Леонтьеве, Гаврииле Федорове, Иване Яковлеве, Стефане Фёдорове, Иоанне Михайловиче Пушкине, Михаиле Ивановиче Тропаревском и Митрофане Протопопове; дьячках Аверкии Васильеве, Петре Иванове, Николае Терентьеве, Гаврииле Никитине, Георгии Линькове и Гавриле Петрове; пономарях Афанасии Максимове, Иване Александрове, Алексее Иванове, Алексее Ивановиче Остроумове, Петре Кирилловиче Маркове; псаломщиках Алексее Александровиче Вознесенском и Гаврииле Михайловиче Соловьеве; просвирнях Мавре Гавриловой, Ирине Ивановой, Евдокии Петровой и Екатерине Афанасьевой; церковных старостах Степане Мышкине, Иване Трофимовиче Волкове и Владимире Ивановиче Савостьянове; сторожах Петре Кириллове, Осипе Акинфиеве, Афанасии Михайлове и Афанасии Maкcимoве.

Представление о том, как проходили службы в храме в конце XIX века, даёт заметка в «Московских епархиальных ведомостях» за 1871 год.

1-е сентября 1871 г., праздник в церкви Симеона Столпника, на Поварской.

<…> Местный настоятель, соборный протодьякон, превосходные певчие исполнили богослужение в этом небольшом, но полном древностей храме <…>

Божественная литургия окончилась многолетием; в обычное же время для проповеди священник, совершавший службу, напомнил предстоящим об увлечении жизнью и её временными удовольствиями, разобрал источник такого соблазна, советовал, по слову Апостола, углубляться в невидимое и для того иметь образцом святых, признаваемых православной церковью. Речь отца Алексия была свободна, понятна, влиятельна. Аналой служил как бы обыкновенным признаком, что говорится проповедь, но на нём ничего не лежало. Отрадный факт такого привычного слова и спокойного сознания логической связи мыслей. Слово пастыря, которого мы, впрочем, в первый раз слышали, не было испещрено цитатами; язык был высок, но современного колорита <…>.

Многие иереи храма Симеона Столпника отличались учёностью и были хорошими проповедниками. Они немало потрудились в деле духовного просвещения прихожан. Так, по распоряжению Митрополита Московского Платона в 1775 году одним из первых священников, проводивших катехизические поучения в Москве, был отец Андрей Григорьев.

С конца XVIII века многие настоятели храма Симеона Столпника являлись одновременно и благочинными Пречистенского сорока. Одним из первых благочинных, назначенных Митрополитом Московским Платоном, был настоятель церкви Симеона Столпника протоиерей Стефан Никитич Попов. Он служил в храме с 1798 по 1831 год. Его служение пришлось на эпоху сразу трёх императоров (Павла I, Александра I и Николая I) и трёх митрополитов Московских: Платона, Августина и Филарета. В 1812 году Стефан Попов был награжден скуфьей, в 1814 году — камилавкой, в 1818 году — наперсным крестом. Эти знаки отличия свидетельствуют о заслугах отца Стефана на поприще духовного окормления народа в трудные годы наполеоновского нашествия и последующего восстановления сожжённой Москвы.

Другой священник, Алексей Иванович Соколов (род. в 1817 году), служил настоятелем храма около 20 лет. В 1869 году его возвели в сан протоиерея. Кроме того, он был благочинным Пречистенского сорока, цензором еженедельника «Миссионер», позднее стал священником Архангельского кафедрального собора, а затем первым настоятелем Храма Христа Спасителя (с 1883 по 1899 год). А.И. Соколов состоял в обществе Духовного просвещения, Православном миссионерском братстве святителя Николая и братстве Кирилла и Мефодия. Преподавал в гимназии. Был награжден набедренником, скуфьей, камилавкой, митрой, палицей, наперсными крестами, орденами Святой Анны и Святого Владимира всех степеней и золотой медалью в честь освящения Храма Христа Спасителя.

Имя протоиерея Михаила Дмитриевича Успенского встречается в церковных документах за 1885-1916 годы. Во время Первой мировой войны М.Д. Успенский принимал самое активное участие в сборе средств для армии. Под его непосредственным руководством организован лазарет на 20 коек на Спасопесковской площади.

С 1921 по 1923 год настоятелем храма преподобного Симеона Столпника являлся протоиерей Онисифор Романович Краснокутский. О том, что это был уважаемый и заслуженный священник, говорят его награды: набедренник, фиолетовая скуфья, камилавка, наперсный крест, ордена Святой Анны 3-ей и 2-ой степени, палица.

С 1930 по 1934 год, вплоть до передачи храма обновленцам, в нём служил иерей Михаил Константинович Миртов (1864-1934). С 1934 года жители близлежащих домов стали называть храм преподобного Симеона Столпника «красным» — не по цвету стен (был он тогда, как и сейчас, белокаменным), а потому, что служили в нём «красные попы» — так именовали в народе священников-обновленцев.

А в числе прихожан храма были и простые люди, и представители известнейших российских фамилий — Голицыны, Долгорукие, Шереметевы. Его история неразрывно связана с именами Прасковьи Жемчуговой, Аксаковых, Гоголя и Победоносцева.

С храмом Симеона Столпника связана одна из самых романтических страниц русской истории. Здесь в 1801 году граф Николай Петрович Шереметев венчался со своей крепостной актрисой Прасковьей Жемчуговой.

В XIX веке неподалеку от церкви Симеона Столпника жили многие известные люди. В деревянном доме № 4 по Хлебному переулку в 1809 году снимал квартиру Сергей Львович Пушкин, отец поэта. Это был деревянный дом, сгоревший во время пожара 1812 года. Дом, построенный на его месте, принадлежал Петру Васильевичу Победоносцеву, профессору Московского Университета, а потом его сыну Константину Петровичу, обер-прокурору Священного Синода. Победоносцевы были прихожанами церкви Симеона Столпника. А в доме № 27 по Поварской улице уже в 1830-е годы жил приятель А.С. Пушкина полковник С.Д. Киселев, у которого не раз бывал поэт. Кстати, в «Евгении Онегине» есть упоминание о храме. Приехав с дочерью в Москву, мать Татьяны Лариной спрашивает у своей кузины о кумире их молодости некоем Грандисоне. Та отвечает, что Грандисон.

В Москве живет у Симеона;

Меня в сочельник навестил;

Недавно сына он женил.

С 1829 по 1832 год в доме № 2 по Малой Молчановке, совсем рядом с храмом, жил вместе со своей бабушкой Елизаветой Алексеевной Арсеньевой Михаил Юрьевич Лермонтов. Этот дом сохранился до наших дней, теперь в нём музей поэта.

Владельцем дома № 2 по Хлебному переулку был Михаил Петрович Забелин, дед великого русского сатирика Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. Потом этот дом принадлежал одному из сыновей Михаила Петровича — Сергею Михайловичу Забелину, его имя встречается в метрической книге за 1854 год.

В Хлебном переулке, в доме № 13, в 1826-1827 годах жил Д.Н. Свербеев, знаменитый автор мемуаров о России XIX века.

На Поварской улице в доме № 31 в 1850 году у А.И. Кошелева собирались славянофилы. Здесь бывал вернувшийся из ссылки декабрист С.Г. Волконский. Сам А.И. Кошелев был богатым откупщиком. Возможно, он стал прототипом «добродетельного откупщика» Костанжогло во втором томе «Мёртвых душ» Гоголя.

В именной ведомости церкви Симеона Столпника за 1816 год перечислены прихожане, люди разного достатка и социального положения. Это и граф Фёдор Шереметев, и князь Николай Григорьевич Щербатов, и княгиня Екатерина Алексеевна Волконская; тайный советник Данила Григорьевич Волчков и канцелярист Иван Степанович Попов; генерал-майор Дмитрий Витальевич Измайлов и отставной прапорщик Фёдор Абрамов Вечеслов; московский купец 1-ой гильдии Пётр Михайлович Чернов и «купечская жена» Аграфена Хлебникова; коллежский асессор Пётр Васильевич Победоносцев, и слесарь Василий Аверкиев; и многие, многие другие.

На станицах архивных документов можно найти запись о венчании выдающегося русского писателя Сергея Тимофеевича Аксакова с Ольгой Семёновной Заплатиной.

В течение нескольких лет — до середины 1820-х годов — прихожанами храма были Огарёвы. В именной ведомости за 1816 год встречается имя Платона Богдановича Огарёва, отца будущего поэта. В доме Александра Петровича Толстого по Никитскому бульвару, 7 А, с 1848 по 1852 год жил великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь. Незадолго до смерти он несколько раз исповедовался и причащался в храме Симеона Столпника. Граф А.П. Толстой, в доме которого перед смертью жил Гоголь, был постоянным прихожанином церкви Симеона Столпника.

Имя Александра Петровича Толстого и его жены Анны Георгиевны Толстой встречается в храмовых ведомостях, относящихся к 1840-1850 годам. Как и сам граф, его супругабыла верующей и благочестивой женщиной. Она очень много делала для духовенства, основала приют для престарелых особ духовного звания, много жертвовала на богоугодные заведения. Любой мог прийти к ней с просьбой о помощи, она никому не отказывала.

В метрической книге храма Симеона Столпника за 1857 год есть запись о крещении младенца Варвары и о родителях новорожденной, статском советнике гоф-медике Андрее Евстафьевиче и Любови Александровне Берсах, а также о восприемниках генерал-лейтенанте Стефане Васильевиче и Варваре Степановне Перфильевых. Софья — старшая сестра Варвары (девочки, которую крестили), в дальнейшем стала женой Льва Николаевича Толстого. Супруги Берс — это родители Софьи Андреевны Толстой.

В метрической книге храма Симеона Столпника за 1866 год (9 января) сохранилась запись о венчании Константина Петровича Победоносцева и Екатерины Александровны Энгельгардт. Именно здесь, ещё ребенком посещая храмовые службы, Константин Петрович приобретал свой первый религиозный опыт. В своей книге «Праздники Господни» К.П. Победоносцев описывает раннюю Рождественскую обедню в храме Симеона Столпника.